%d0%bc%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%b8%d1%86%d0%b0

15-метровую мельницу собирают в усадьбе «Божий Дар» в Кобринском районе

Хутор Божий Дар, недалеко от деревни Лесково Кобринского района, находится в «укромном» месте. Но он обозначен практически во всех туристических путеводителях (спрашивать дорогу авторы рекомендуют у местных жителей). А известен он тем, что во время национально-освободительного восстания 1863 года в усадьбе, принадлежавшей Яну Митрашевскому, будущий генерал Ромуальд Траугутт присягал на верность руководителям повстанческих отрядов. В имении был госпиталь для раненых повстанцев. Сюда после поражения восстания приезжала Элиза Ожешко, которая над могилами павших дала себе клятву  никогда не изменять идеалам добра, справедливости и свободы.

В этой усадьбе по соседству с только что созданным Домом-музеем народного быта, нашлось место для старой мельницы – шедевра инженерной мысли XIX века. Ее привезли сюда в разобранном состоянии и планируют восстановить в первозданном виде, хотя еще несколько месяцев назад казалось, что ее судьба предрешена…

Эта уникальная мельница высотой около 15 метров стояла на окраине деревни Олешковичи Каменецкого района, в усадьбе одного из местных жителей. Интерес туристов и любителей старины к этому историческому объекту подогревался тем, что хозяева вот-вот собирались его снести. Мельница обветшала настолько, что сильный ветер срывал с нее куски деревянной обшивки.

В эти планы вмешалась фирма «Будойлит». Бизнесмены проявляют интерес к истории края, а магазины стройматериалов, которыми они владеют, известны под брендом «Мельница». Долгие и трудные переговоры с хозяевами завершились тем, что ветряную мельницу в июне этого года в разобранном виде перевезли в Кобринский район.

«Разборкой занимались специалисты, которые знают в этом толк, — рассказывает инженер ООО «Будойлит» Константин Бащук. — А перевозили фрагменты на производственную базу в Кобринском районе, около хутора Божий Дар, собственной техникой. Это было непросто: некоторые балки весят до 100 килограммов, а каменный жернов – около 1,5 тонны».

15-метровую мельницу собирают в усадьбе

Восстановить мельницу один к одному вряд ли бы получилось, не помоги старший преподаватель кафедры архитектурного проектирования и рисунка Брестского технического университета Павел Коняев. Тема его кандидатской диссертации — «Сканирование памятников архитектуры». И мельницу, о которой идет речь, он, что называется, разложил по косточкам: с помощью фотоаппарата и специальной компьютерной программы сохранил ее и в объемном виде, и каждую деталь в отдельности. Теперь благодаря его онлайн-каталогу каждый желающий может совершить виртуальное путешествие по историческому объекту. А строителям, получившим такой инструмент, ничего не стоит восстановить любую утраченную деталь с помощью современных технологий.

Павел Коняев рассказывает: «У многих Беларусь прежде всего вызывает ассоциации с картошкой. И это обидно, когда понимаешь, какими высокотехнологичными вещами мы обладали. Таких мельниц, как эта, в Беларуси было больше, чем в Голландии (они исчислялись тысячами). К сожалению, деревянные конструкции без надлежащего ухода подвержены разрушению. И можно по пальцам пересчитать те, что сохранились (одна из них, перебранная строителями, находится в Дудутках под Минском). В основном они были построены в 20—30-е годы XX века. А мельница из Олешковичей относится приблизительно к 1850 году. Это последний сохранившийся архитектурный памятник с использованием подобных инженерных технологий».

Типичные для Голландии шатровые мельницы поворачиваются вокруг своей оси только верхней частью — «шапкой». «Олешковичская» мельница – козловая: ее стены не касаются земли, и она поворачивается по оси всем своим 15-метровым объемом. На крыше у нее стоял флюгер, и человек крутил лебедку, чтобы мельница повернулась лопастями в подветренную сторону.

Мешки с зерном мельнику не нужно было носить на плечах по лестнице: для этого предназначена система подъемников. Полуторатонный каменный жернов вращался при помощи системы рычагов. Таким образом всю работу за человека выполнял ветер. А конструкция ветряка позволяла разбирать его и перевозить в другое место. Что происходило и с нашей мельницей: по словам бывшего хозяина, его отец был пятым по счету владельцем.

В октябре разобранная мельница еще находилась на месте ее будущей «дислокации». Самые крупные из сохранившихся частей – зубчатое колесо (деревянная шестерня) и жернов. Рядом уже заложен фундамент под этот объект. Константин Бащук рассказал, что скоро все фрагменты будут перевезены в другое место и помещены под крышу. Зимой специалисты отреставрируют все сохранившиеся детали, а то, что невозможно использовать, – изготовят заново по отсканированным Павлом Коняевым образцам. И тогда с наступлением весны можно браться за сборку.

Место для аутентичного объекта идеальное: рядом с Домом-музеем народного быта, где достойное место отведено Ромуальду Траугутту. Отсюда к музею ведет старая липовая аллея с вымощенной натуральным камнем дорогой. Планируется, что посещение музея будет бесплатным, а мельница – действующей.

«Возможно, мы когда-нибудь попробуем блины из муки, смолотой на этой мельнице, и испеченные в печи здесь же в «крестьянской избе»?» — спрашиваю Константина Бащука.

— Все может быть, — его ответ.

Источник: tio.by

About the author: Дарья Филипчук

Leave a Reply

Your email address will not be published.